Фотобанк Лори

«Мой донос» — приложение шуточное, доносчики настоящие

Уехавший в Европу айтишник создал пародийный интернет-сервис для россиян, желающих настучать друг на друга. Им воспользовались пять тысяч человек

Корреспондент «Можем объяснить» получил базу доносов от разработчика приложения «Мой донос», которое задумывалось как шуточное, но оказалось популярным и среди настоящих стукачей.

Шутка вышла из-под контроля

Если вбить в Google play запрос «донос», будет предложено скачать приложение с очень похожим на Госуслуги логотипом «Мой донос». Несмотря на то, что в описании самого приложения указано, что оно не имеет отношения к госуслугам и органам власти и предназначено для развлечения, многие люди воспринимают приложение  как серьезное — и начинают им пользоваться для сведения счетов с земляками, рассказал корреспонденту «МО» его разработчик программист Владимир (имя изменено из соображений безопасности), переехавший после начала войны в одну из европейских стран.

Впервые приложение с тем же названием (по аналогии с сайтом «Росдонос») Владимир создал еще в 2018 году, а спустя несколько месяцев удалил — популярностью оно тогда не пользовалось. В 2019 году шуточное издание ИА «Панорама» выпустило новость про приложение «Мой донос». «Периодически эта новость мелькала в СМИ и я решил снова сделать приложение, уже по описанию в новости. Логотип генерила нейросеть», —- говорит Владимир.

Приложение повторно было размещено 15 января 2023 года в Google play. Тогда корреспондент «МО» поинтересовался у разработчика, какова его цель и что он будет делать, если доносы окажутся реальными, Владимир ответил: «Они никуда не уйдут, пусть пишут сюда, здесь все и останется. Я читаю, удивляюсь, иногда радуюсь, когда пишут негативное мнение про само приложение или критику властей». 

Изначально целью создания приложения была шутка, но как только посыпались первые сообщения, Владимир понял, что доносы приходят не только шуточные, но и абсолютно реальные. Он отмечает, что количество реальных доносов всегда увеличивается, когда появляется инфоповод в СМИ — покушение, атака беспилотников или мятеж. «Люди гуглят, где можно пожаловаться, по ключевым словам видят мое приложение и, не разбираясь, пишут туда».

Разработчик надеется, что своим приложением поможет людям, на которых пишут донос – возможно, он не превратится в реальный. Доносчик уже выплеснул негатив, не разобрался, что разместил донос в шуточном приложении и на этом мог успокоиться. «Надеюсь, что отвел опасность от человека», — говорит Владимир.

Спустя почти полгода после запуска приложения база обращений стала внушительной — к маю уже более 10 000 человек скачали приложение и написали более 5000 доносов. Только с апреля по июнь разработчику поступило более 1300 обращений. Большинство доносов шуточные или осуждающие создателей и сам институт доносов. 

Но около 20% доносов были написаны с подробным описанием проступков «нарушителей» и содержали личные данные. Большинство из них могли бы стать поводом для возбуждения дел по статьям о фейках и дискредитации армии. 

Мы изучили базу и связались с людьми, которые неожиданно для себя узнали о доносах на них.

«Такой молодой, а уже против Путина»

Одна из доносчиц пишет жалобу на руководителя Тольяттинской компании, где работает девушка. «Елена (имя изменено) высказалась в плохом отношении к СВО! Также <она высказалась> о моем брате, который на СВО!  Заявила мне, что она против СВО и за украинцев. Она в грубой форме высказалась, что пусть как фарш мрет». В середине мая, уже после размещения доноса, на сайте компании появилась реклама службы по контракту.

Доносы пишут не только на тех, кто выступает против СВО, но и на тех, кто поддерживает. Фитнес-тренер из Нижнего Новгорода поддерживает войну, но на неё написали донос за критику президента. «Ирина (имя изменено), работающая фитнес тренером, негативно отзывалась о спецоперации и обзывала В.Путина нецензурными словами», — пишет доносчик. Ирина активно ведет социальные сети, на фотографиях можно увидеть Z-символику, а в подписях к фото она периодически добавляет патриотические высказывания в поддержку СВО. И как многие Z-патриоты ругает власть за излишнюю мягкость.

Еще одна доносчица хочет отправить знакомого на фронт: «Прошу отправить Алексея на службу в СВО. Были попытки прислать две повестки и он их игнорировал. Рекомендую прислать ему электронную повестку через Госуслуги. Этот человек имеет боевой опыт в Чечне».

Много доносов, содержащих информацию о скрывающихся от мобилизации. Бдительные граждане ссылаются на социальные сети реальных людей, указывают телефоны и адреса и призывают отправить их на войну.

«Такой молодой, а уже против политики Путина, призывает всех русских сложить оружие в Украине и идти в плен! куда вы смотрите? почему эти ублюдки ходят по нашей земле, отправляйте их на СВО! пускай там их научат Родину любить», — пишет анонимный доносчик.

Некоторые доносы написаны так, что не сразу понятно, пишет ли автор всерьез или шутит. Алексей (имя измненено из соображений безопасности) с позывным “Лось” просит удалить нашумевшее видео «Азбука СВО», озвученное Охлобыстиным. Он переживает, что фильм находится в открытом доступе и противник может увидеть его.

Соседка пишет про своего пожилого соседа обстоятельный донос: «Кричал своему сыну, что этот старый п***р (скорее всего он имел в виду президента России) нас в Гаагу затянет».

«Я знаю, кто написал донос – моя бывшая сожительница»

Шесть доносов написали на 36-летнего Михаила (имя изменено) из Москвы. Он репетитор – преподает английский язык и музыку. Во время ковида активно сотрудничал с госпиталями в качестве переводчика для иностранных пациентов.

«Прошу вас принять необходимые меры по пресечению вопиющего поведения гражданина РФ В**** Михаила С******, распространяющего информацию в сети интернет, которая дискредитирует ВС РФ, оскорбляет честь и достоинство Президента РФ. Считаю высказывания и контент  экстремистскими, а его поведение — предательским»

Михаил, которым связался корреспондент «МО», так прокомментировал написанные на него доносы: «Я ожидал и надо ожидать. Кто борется за свободу, должен быть к этому готов. Донос – это попытка анонимно выстрелить из рогатки в окно своему соседу, все как было в СССР».

Михаил предполагает, что донос на него написала бывшая сожительница. Судя по количеству данных в нескольких похожих друг на друга доносах, их писал один человек, который близко знаком со своей «жертвой». В базе доносов фамилия и имя доносчика совпадает с данными бывшей сожительницы.

«Она не разделяла моей политической позиции. Я пытался давать ей источники, данные, любую информацию. Но ей не хотелось менять свою привычную жизнь.  Это стало одной из самых важных причин расставания. В нынешних реалиях любой близкий, с которым ты делишь холодильник и сковородку может написать на тебя донос».

А доносчик кто?

Антрополог Александра Архипова в своем телеграмм канале «(Не)занимательная антропология» публикует данные о более чем 5000 дел по статье 20.3.3 КОАП (дискредитация) с марта 2022 год и 300 делах по уголовным статьям (фейки и дискредитация). Большинство административных и уголовных дел связаны с комментариями, постами или лайками. Дела, заведенные за устные разговоры также занимают существенную долю. Именно устные разговоры и посты в социальных сетях стали самой распространенной причиной доносов и в приложении. Статистика «Мой донос» совпадает с данными, опубликованными А. Архиповой – посты являлись причиной доносов в 60% случаев. Около 80% реальных доносов, которые содержатся в базе «Мой донос», потенциально могли бы попасть под одну из статей.

«Сформировать какой-либо портрет доносчика невозможно», — сказала Александра Архипова корреспонденту «МО». Пишут доносы люди совершенно разного пола, возраста, социального статуса. Скорее, доносчиков можно классифицировать по мотивам доносов.

Мотивов у доносчиков может быть несколько:

– эмоциональная выгода (наказание обидчика) — причиной обиды может стать спор в социальных сетях, личный разговор на острую тему;

– материальная выгода –  например, донос как инструмент устранения шумных соседей;

– «бдительные граждане», миссионеры — содействующие в поиске врага государству, идейные доносчики

По подсчетам корреспондента «МО», половина доносов в шутливом приложении написана на знакомых и соседей. В этих случаях доносчики стремятся получить эмоциональную или материальную выгоду.

Архипова отмечает, что отношение государства к доносам нельзя назвать однозначным. Информационная автократия построена не на тотальных массовых репрессиях, как было во времена Сталина, а на избирательных, случайных репрессиях. Нет общего фактора, по которому осужденных за дискредитацию можно было бы объединить — ни профессия, ни социальный, гендерный или возрастной фактор не играют роли. Задачей информационной автократии является не желание проредить определенный слой населения, а заставить людей бояться.

Впрочем, несмотря на так называемую эпидемию доносов, большинство комментариев из базы «Мой донос» вселяют надежду. В большинстве сообщений люди желают мира и осуждают институт доносов.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Боксер, Артем Моша, погиб, Азовсталь, оборона Азовстали, Россия, Украина, война
«Как христианин я не могу иметь в своем сердце ненависти». Разговор с матерью солдата, погибшего на «Азовстали»