Москва готовится к празднику Победы Фото: © Petrov Sergey Source: news.ru via globallookpress.com

«Даже если моя страна — говно, это — моя родина». Читатели «МО» о том, почему их близкие до сих пор поддерживают войну с Украиной 

Российские власти больше года пытаются убедить всех, что все жители страны выступают исключительно в поддержку так называемой «спецоперации». Это не так. По результатам недавних опросов, за войну выступает чуть больше половины населения РФ — и это несмотря на масштабную пропаганду и репрессии в отношении противников полномасштабного вторжения. Но, безусловно, в стране все еще остается большое число сторонников войны с Украиной — несмотря на тысячи жертв и весь тот ужас, что принесли эти 474 дня. Мы попросили читателей* канала «Можем объяснить» рассказать об их близких и друзьях — тех, кто поддерживает российскую агрессию. И пояснить — почему они до сих пор выступают за войну**. Вот их рассказы.

Наталия

Все мои друзья уехали из России, а я осталась из-за мужа (он не хочет уезжать). Я полностью прекратила общение с отчимом (он абсолютно убежден в правоте Путина, считает, что лучшего лидера у страны не было и не будет), я свела к минимуму общение с мамой (она зомбирована телевизором, постоянно спрашивает у меня «где вы были 8 лет?»). Я не виделась с родителями уже больше полугода. Самая сложная ситуация с моим мужем (он считает, что его просто не касается ничего из происходящего, и он хочет ходить на свою работу и жить, как ни в чем не бывало). У меня резко отрицательное отношение ко всему происходящему и, насколько это возможно, находясь в Москве, я выступаю против Путина и войны. Муж не поддерживает меня и высмеивает антивоенный контент, который я читаю и смотрю. Мне очень сложно взаимодействовать со всеми членам своей семьи. Я почти смирилась с мыслью, что, вероятно, просто разведусь с мужем и буду жить одна.

Сергей

Мне 24 года. Я из одного провинциального и довольно крупного города на Волге. Моим родителям 50-55 лет. 24 февраля отец с матерью заняли разные позиции. Мать: «всей правды мы не узнаем», отец: «давно пора было». Для матери вся эта история с Украиной, Крымом и Донбассом была на уровне «что-то где-то услышала, что-то откуда-то повторила». Сама не вникала и не хотела. На начало крупных боевых действий она верила в обоснованность решения российской стороны. Условно «бомбили Донбасс», «украинцы тоже не такие пушистые» или «война была неизбежна». Со временем, (когда я рассказывал ей о фактах) разрушительности и антигуманности ведущихся действий она, может, и не поверила в людоедство Путина, но хотя бы стала осознавать уровень п****ца, который сотворили и в который втянули Украину и ее людей.

Отец же как был в самом начале людоедом, таковым и остался. Разве что еще больше озверел и, под воздействием мнений «военкоров» и рандомных спикеров из ютубовских рекомендаций, сформировал для своего людоедства фундамент. В сентябре у него стали появляться сомнения в духе «дурацкая какая-то война», но сейчас для него и Украина Россией стала, и Грузия, и Армения… о финнах с эстонцами и тем более поляках я даже спрашивать боюсь. Причем, его позиция абсолютно иррациональна, аморальна и антигуманна, в том смысле, что для него это вопрос чести, достоинства и величия России. Понял я это, пытаясь подойти к вопросу со стороны гуманистической, накидывая факты о гуманитарной катастрофе. Короче говоря, мышление уровня «цель оправдывает средства».

Последствия удара российских войск по Одессе. Фото: Nina Liashonok, источник Keystone Press Agency

Наталья

Мы люди немолодые — мне 70, мужу 72. Как говорится, «рожденные в СССР». Хотя я жила в Москве, но политикой особо не интересовалась и не отслеживала разные события, тем более по ТВ новости не смотрела. Но утром 24 февраля у меня как будто спала с глаз пелена. Я была в шоке! Подбежала к мужу: «Смотри, наши Киев бомбят!» А он: «Ну, там же Донецк, это же нацистов бьют». Я ему: «Каких нацистов! Где Донецк, и где Киев?! Посмотри, простая пятиэтажка разрушена, рядом пожилые люди плачут!» А он: «Да это скоро кончится, думаю». В дальнейшем я несколько раз пыталась сообщить ему какие-то правдивые сведения про «СВО», но он начал спрашивать: «Откуда у тебя такая информация? Это какие-нибудь вражеские каналы на нас клевещут». Важный фактор: муж любит смотреть вечерние новости по ТВ, к тому же он человек очень внушаемый. Он верил во всю эту чушь про биолаборатории, про то, что в противном случае на нас бы напали, и прочие выдумки наших пропагандистов. В спорах я не сильна, логики и аргументации не хватает, зато эмоции сразу зашкаливают. Поэтому я перестала что-либо говорить на эту тему. Ушла в подполье. Остаться одной в таком возрасте пока не решаюсь. 

Муж часто пересылает мне в WhatsApp патриотические ролики от своего приятеля, бывшего военного. Периодически у мужа случаются «обострения» — он начинает требовать моей реакции на эти ролики. Традиционно «обострения» бывают на День Победы, это прямо победобесие: «Почему ты не смотришь парад? Ты не любишь нашу страну. Ты не любишь нашего президента». Когда был митинг по поводу присоединения украинских оккупированных территорий, он восклицал: «Посмотри сколько людей! Все радуются!». Я: «Да это просто проплаченная массовка», сразу поток обвинений в мой адрес. Сейчас у мужа еще добавилось православобесие. Он любит смотреть в «Яндекс Дзен» ролики священника Андрея Ткачева. Этот Ткачев — он хоть и сам выходец с Украины, но очень успешно дурит головы верующим по поводу «богоизбранности» России, предназначения России очистить мир от всякой скверны, необходимости молитв за наших воинов и прочее в таком же духе. А наивные люди думают: «Ну, раз батюшка так говорит, то значит так оно и есть». Вот такая история. Спасибо за внимание. Слава Украине!

Екатерина

У меня была подруга — образованная, успешная, здравомыслящая, уверенный московский средний класс. Четкая антипутинская позиция: Крым — украинский, права человека, свободу политзаключенным и так далее. Ходила на митинги, поддерживала Навального. Так получилось, что мы прекратили общаться за пару лет до войны по личным причинам. Но общие знакомые остались. Недавно я узнала, что она выступает за войну. Декларативно: это моя страна, какая бы она ни была, мы должны победить, нельзя проиграть. Реально: у неё бизнес, зависящий от чиновников. Она цинично рассудила: что не решат деньги, решит власть, и вступила в какую-то околоедроссовскую общественную организацию. Пошатнувшийся было в начале войны бизнес опять процветает.

Вот такая метаморфоза.

Киев, 30 мая 2023. Фото: Sergei Chuzavkov, источник Keystone Press Agency

Ирина

Многие мои близкие поддерживают войну. Отец, мачеха, свекор, свекровь, близкие друзья. Со всеми прекратила общение. Оно стало просто невозможным, до тошноты. Но главная боль — это супруг. Бл**ь, он тупой! Он никогда не отличался образованностью, но был человеком смышленым, добрым, руки из того места. Куда сейчас все делось? С такими простаками, как он, пропаганда отлично справляется. В последнем нашем разговоре на мои доводы, что есть политтехнологи, историки, классики литературы, журналисты, правозащитники, что, в конце концов, мы историю в школе учили, он ответил: «а кто вообще эти учебники писал? Мы ничего не можем знать!» Как жить с идиотом? Я вам скажу — очень хреново!!! Воротит с души! Если даже до нас добралась война, причинила глубокую боль, разрушив семью, какую же невыносимую боль испытывают украинцы! Дикий ад! И этот ад поддерживается такими придурками, как моя родня. От этого, наверное, можно сойти с ума. Они не читают Телеграм. В ютубе смотрят только военкоров. Они верят пропаганде и думают, что это реально украинцы сами по себе стреляют. Считают, что там реально фашисты и их надо истреблять. В прилетах по России обвиняют украинцев. Отец даже пытался пересылать мне какие-то видео военкоров с соответствующим бредом. А у него, на минуточку, два высших образования. И он верит Соловьеву, Симоньян. Он и муж слово в слово повторяют их риторику. 

Ничего другого они не читают и не смотрят. Они не имеют альтернативной информации и даже не пытаются ее найти. Как будто ослепли в моральном плане. Бубнят одно и тоже. Но, как вы можете догадаться, на фронт никто из них не поехал. Типичные диванные войска. 

Близкие друзья и те же родственники, когда в сентябре у меня градом лились слезы, прямо в лицо высказали мне свое недоумение, мол, из-за чего такая истерика? И сказали, что я психически больная, если так реагирую на мобилизацию. Кто такие Маша Москалева, Женя Беркович, Илья Яшин, Алексей Горинов, Владимир Кара-Мурза — они не знают! Мой муж даже не в курсе существования этих людей! Про «ОВД-Инфо» они тоже не знают. А когда я прислала мужу сообщение с фотографиями о том, что после российского обстрела из-под завалов достали двухлетнего ребёнка, который умер, он спокойно спросил — а зачем ты мне это прислала? Мой дед, отец отца, украинец, родился и вырос в Виннице, разговаривал на мове. А отец сейчас убежден, что Украину надо истребить. Повсюду НАТО мерещится и душит лютая ненависть к геям (хотя я не уверена, что он хоть когда-то видел гея). А еще я забыла их главный аргумент: Путин – великий стратег, значит, так было задумано, он заботится о нас. Вроде геев ненавидят, а сами прям влюблены в Путина, грезят им. При этом, чтобы элементарно прокормить семью, работают по 10 часов без выходных. Отпуск позволить себе не могут, машины и квартиры в кредит, за границей нигде ни разу не были.

Дмитрий

Хочу рассказать о своей бывшей, которая поддерживает войну, как и ее семья. Мотивация поддержки войны меня вгоняет в ступор, так как я не ожидал услышать от образованного человека аргументы из ТВ-пропаганды — такие как биолаборатории, сдерживание границ НАТО, угнетение русскоязычного населения и так далее. Ей 22 года. До этого активно поддерживала российскую власть, мол, надо идти голосовать за поправки в Конституцию. Смотрела разные низкосортные передачи типа «Международной пилорамы». Сейчас, по ее словам, стало страшно из-за обстрела границ и атак дронов. Что самое печальное, есть реально люди, которые идут в военкомат «защищать страну» и говорят, что все обязаны пойти на защиту, если призовут. Есть чувство ужаса от всего этого.

Дети на сожженном российском танке — Киев. Фото: Frank Gunn, источник Keystone Press Agency

Анна

У меня двоюродная тетя живет с семьей на Донбассе, искренне восхищается Путиным, ждет победы РФ. Общаться продолжаем, пытаясь показать все «прелести» и нашей жизни здесь, и методы действий армии там, так как, наверное, скоро ей понадобится наша помощь. Также есть знакомые, с которыми продолжаю общение, обсуждая разные темы, в надежде, что когда они осознают и тупик и ужас положения, будет шанс сменить сторону. Мы будем жить в свободной стране!

Екатерина

В моем кругу есть близкие, которые поддерживают войну. Это моя свекровь, которая смотрит пропагандистов и даже стримы на ютубе. Моя бабушка и дедушка смотрят телевизор и тоже поддерживают Путина и войну. Но самое страшное, что эти люди регулярно ходят на выборы, в отличие от молодых людей. Они прикрываются патриотизмом, бабушка с дедом смотрят Соловьева, свекровь подписана на какого-то Осташко

Мой супруг работал в следствии, в центральном округе Москвы, но в 2017 году начало приходить осознание, и он уволился, хотя работу очень любил и сейчас любит смотреть все эти расследование про чиновников. Он тоже не может ничего объяснить своей маме, хотя она дошла до того, что ненавидит украинцев и не терпит сочетания желтого и синего цветов в одежде. Мы сами в шоке с нее. Мы с мужем решили уезжать из страны, сейчас на стадии продажи недвижимости. Естественно, наши родственники нас осуждают.

Евгений

Я журналист и мой товарищ тоже. В начале войны он, как и все, был в шоке от происходящего, надеялся, что это временное явление и все вскоре затихнет. Парень радикализировался в поддержке Украины, постоянно сбрасывал видео и фото про «Азов» и другие украинские группировки, которые сдерживали российское наступление и все это сопровождал исключительно положительными комментариями. Всячески желал победы Украине. Жестоко «стебал» тех своих знакомых, что ушли на войну от России. При этом он остался в РФ, хотя в дом его матери приходили полицейские с обысками после начала войны. Работал во многих оппозиционных изданиях, поддерживал исключительно противников войны. Я его уговариваю уехать на протяжении всего этого времени. 

Но около 2-3 месяцев назад он начал активно пользоваться «Чат-рулеткой», где сталкивался с агрессией со стороны украинцев, даже несмотря на то, что он их поддерживал и «душевно» общался с жителями ЛДНР и теми, кто участвует в войне (все с его слов). Потом он все чаще начал говорить, что Украина проигрывает войну (особенно после потери Бахмута), что Россия точно победит, что Запад должен перестать спонсировать убийство народов, а значит должен перестать поставлять оружие, а Украине стоит отказаться как минимум от Крыма. Последние две недели он все чаще говорит, что в России точно будет мобилизация, а значит лучше ему сейчас собраться и пойти добровольцем на фронт, чем дожидаться стука в дверь. Все чаще поддерживает ЧВК «Вагнер». 

«Не все так просто», «Америка хочет развалить Россию», «сейчас против своей страны выступать нельзя», «западным СМИ комментарии больше давать не буду». Такие тезисы я все чаще начал слышать от него, находясь в шоке от того, как это похоже на пропаганду. Сейчас пошел новый круг, когда он видит проигрыш Украины на фронтах во время контрнаступления. Продолжаю общаться с человеком, изучая, как такое могло произойти, ну и потому что парень он все же хороший. Тем более, я помню его позицию в начале войны.

Последствия ракетного удара российских войск по Киеву 01 июня 2023. Фото: Sergei Chuzavkov, источник Keystone Press Agency.

Александр

Не могу прекратить общение с бабушкой, ей уже под 80. Ссылается на каких-то украинцев из ее молодости, которые кидали в них камни и называли «москалями». Когда ее аргументы в споре о войне закончились, она заявила, что я сам виноват в том, что она верит пропаганде, так как работаю в госагентстве. Агентство достаточно крупное, поэтому я могу говорить только за тех, кто работает непосредственно со мной. Входит в холдинг «Россия сегодня». К слову, на работе за войну никого нет.

Ксения

Две женщины на работе одновременно хотят, чтоб «это все поскорее закончилось» и поддерживают войну, хотя у одной из них уже старший сын погиб, а младший в части на территории РФ служит (удалось договориться, чтоб на фронт не отправляли после гибели старшего брата). Мотивации нет, просто верят телевизору.

Антон

В моем кругу до сих пор есть люди, поддерживающие войну. С некоторыми приходится продолжать общение. Но надо сказать, что эти люди как бы сидят на двух стульях. Они против войны, начиная с 24 февраля и по сей день, но теперь говорят, что надо обязательно победить. Мол, да, война это плохо, но, если проиграем, будет хуже. Украинцев оставлять в руинах жалко, но самих еще более жалко. То есть этакая «двустульность». Хотя, конечно, никакие это не два стула. Эти люди хоть и кроются за антивоенной маской, все равно хотят выигрыша, и не важно — какой ценой. Это феномен, который надо изучать психиатрам.

Елена

У меня и родственники, и коллеги почти все поддерживают войну или «не все так однозначно». Ядерный электорат невозможно переубедить, считаю. Мать до мобилизации была за войну, после мобилизации против войны, но не за победу Украины. Переубедил только одного человека — девушку, с которой познакомился в «Тиндере». Она читала только РИА Новости, а теперь отписалась от них и читает все наши каналы оппозиционные, и уже у меня спрашивает: когда будет контрнаступление?

Бородянка. Фото: Tarasov, источник: Keystone Press Agency

Мария

В первый же день 24 февраля я прервала общение с несколькими друзьями. Не общаемся с ними до сих пор. Даже на улице не здороваемся друг с другом. Очень много людей в течение этого времени покинули мой круг общения. Из всех «поддержантов» из моего круга осталась только мама, которая беспрерывно смотрит телевизор, и верит всему, к сожалению. На работе большинство поддерживает войну. Из 40 человек, точно могу сказать что 10 против, но не проявляют себя никак. Многие из оставшихся говорят: нас не интересует политика.

Дмитрий

В моёем окружении есть друг, который поддерживает «СВО», но, разумеется, ехать туда не хочет. Хоть и служил. Есть еще бывшие коллеги, женщина лет 50 и мужчина около 45. Женщина смотрит телевизор и находится под влиянием пропаганды. Телеграм-каналы и VPN не использует. Читает новости в новостной ленте «Яндекса». Мужчина смотрит какой-то пропагандистский ютуб-канал и посылал на фронт гуманитарку. Разумеется, снимал этот процесс на видео и потом отсылал куда-то (на мое замечание, что еда не доедет до окопов и, скорее всего, будет съедена, он ничего внятного ответить не смог). Оба имеют детей, но не хотят, чтобы те оказались на фронте. У мужчины старший сын в другой стране, у женщины сын проигнорировал повестку в прошлом году. Друг (ему 42) читает какие-то телеграм-каналы, некоторые из них пропагандистские. Смотрит видео и читает новости, как якобы ВСУ прикрываются от обстрелов гражданскими, нарушают гуманитарные правила, а жители востока Украины не любят их и приветствуют солдат ВС России. Разговаривать с ними и в чем-то переубеждать я считаю опасным, поэтому на тему войны и политики практически не говорю.

Марина

Мне повезло, в моем окружении минимум поддерживающих. Одна «подружка», с которой отношения свела к минимуму. И мужчина, с которым планировали создать семью. Мужчину как подменили. Из доброго и ласкового превратился в агрессивное нечто, каждый день пишущий мне повестки из методичек Первого канала. Верит всей пропаганде. Путин у него великий, и все страны нам завидуют. Россия борется за своих людей и освобождает. Ну и 8 лет где ты была, спрашивает. Мою точку зрения презирает, говорит, что я под влиянием западных кураторов. Никакие доводы разума не действуют. Считает, что сейчас Россия выиграет, исход уже ясен и дальше заживет красиво и богато. Расстались 2 недели назад. Терпеть нет больше сил его глупость. Вишенка на торте: у него высшее журналистское образование и второе гражданство США,  но никаких противоречий у него не возникает. Трясется за это гражданство, безумно боится, что кто-то у него его отнимет за его позицию.

Парад в День Победы в Нижнем Тагиле. Фото: Dmitry Chasovitin, источник: Global Look Press

Андрей

Только с родителями общаюсь — запутинцы, хотя отец украинец из Сумской области, Конотоп. С ним его родная сестра перестала общаться, после того, как он ей начал пересказывать содержание нашей пропаганды. На работе коллеги особо тему не поднимают. А вот с друзьями, поддерживающими войну, я общение прекратил, с одним почти 20 лет дружили. Во вторник с подругой отношения прекратил, прям после ее дня рождения. «Зеленский – наркоман» – сразу до свидания. Даже если и наркоман, пьяный проспится, а наш дурак — никогда. Это с теми, с кем очень близко общался, знакомых вообще не считал, их десятки. Переубеждать без толку, да и самому как бы на статью не налететь, поэтому проще вычеркнуть их из своей жизни.

Алексей

Самое интересное, что те самые друзья, которые агрессию поддерживают, живут в непосредственной близости от мест событий. Одна девушка в Крыму, вторая — в пригороде Мариуполя. Одна была с паспортом Украины и в 2014-м году сменила гражданство, по понятным причинам, но она и правда хотела этого. Вторая приехала в Украину позже и жила там несколько лет. Обе остаются на своих местах и поддерживают действия России, присылают видео иногда. Всячески отговаривают знакомых от взаимодействия с ВСУ и воспринимают их как террористов, к сожалению. В остальном, это хорошие, отзывчивые люди, которые во многом мне помогли в свое время. Они мне очень дороги. Я не могу их ненавидеть, мы просто не спорим друг с другом и принимаем.

Что же касается менее знакомых людей, тут разговор короткий. Узнаю, что человек поддерживает агрессию, прекращаю любое взаимодействие. Из хорошего: был недавно в институте искусств своего города, присутствовал на уроках художников, преподаватель открыто осуждал войну и вел диалог со студентами на эту тему, пока они рисовали. Кто-то спорил, кто-то всячески соглашался. Дискуссии интересные были, хорошие люди есть, они никуда не пропали. Может быть, их сейчас не слышно, но они продолжают работать и формировать вокруг себя здоровое общество.

Расуль

Мой друг поддерживает войну. Он родился здесь, но в конце 70-х переехал жить в Киев. Жил на Украине до 2005 года. Работал он водителем на Чернобыльской АЭС, жил в городе Славутич. У него там осталась жена и сын, которому 24 года. Там же живет его старший брат. Очень яро поддерживает войну и такой весь за Путина. Когда все началось, узнал, что сын вступил в тероборону. Перестал общаться с сыном. Но там обоюдно. Обвиняет брата в том, что тот не желал эвакуироваться в Россию. Но в остальном адекватный человек. И винит власть во всех бедах страны.

Последствия удара российских войск по Одессе. Фото: Nina Liashonok, источник Keystone Press Agency

Павел

В моем окружении остались две пожилых женщины, которые поддерживают войну. Обе во власти телевизора, обе считают: «даже если моя страна — говно, это — моя родина и ее надо…» дальнейшее продолжение этой фразы у них разное. 1) Поддерживать, несмотря ни на что. 2) Переживать с нею все беды.

Анатолий

Я общаюсь с родственниками, поддерживающими войну, просто потому что они, как и многие, верят в империю зла в виде Америки, говорят про каких-то нацистов, которых в глаза не видели, все, как завещал Соловьев и подобные ему. Когда пытаешься переубедить их в этом, от бабушки я получил: «бандеровец, тебя бы туда отправить». Другим родственникам я рассказывал, что наши солдаты делали в Чечне, благо были такие люди, как Политковская, которые рассказывали, что там происходило.

Антон

Есть у меня коллега, который на словах войну не поддерживает. Говорит, что за ее скорейшее завершение. Но… на условиях Путина. Начнешь его расспрашивать про войну, отвечает все по «методичкам» российской пропаганды. Начиная со сбитого «Боинга», который, конечно же, по его словам сбили «хохлы». И далее – все по Соловьеву&Co: «Украина собиралась напасть на Россию», «Россия их опередила»; «Зеленский – наркоман»; «в Украине правят нацисты, притесняющие русскоговорящих» (у его жены родственники из Донбасса, он все точно знает),« НАТОвские солдаты тайно воюют на стороне Украины» и т.д. Когда я попытался ему свой взгляд на происходящее сформулировать, я узнал, что нахожусь под влиянием пропаганды, а вот он-то старается честно и непредвзято анализировать информацию. Пикантности ситуации придает тот факт, что мы оба – ученые и работаем мы на Западе. Он переехал сюда незадолго до войны. Перевез семью. Уезжать в страну, где нет пропаганды, и все говорят правду, он почему-то не хочет. Спрашиваю его: зачем тогда переехал, если тут, на Западе, такая лживая пропаганда и все они против России? Не мучает ли его когнитивный диссонанс? Ничего не отвечает. Только прилагает все усилия, чтобы тут, на Западе, закрепиться. Почему-то не хочет ехать назад, в страну, где все счастливы, нет никакой пропаганды, и все говорят правду.

Шествие Бесмертного полка после военного парада на День Победы. Фото: Dmitry Chasovitin, источник: Global Look Press

Кирилл

Работаю в Ижевске на складе с 2020 года. Общаюсь с водителями и грузчиками 30-55 лет только на политические темы с целью достучаться. Условно делю всех по ответам на 3 группы. 1-я: 60% искренне верят в угрозу со стороны НАТО и США, и что Путин крутой мужик. Эти реагируют только на эмоции. Нужно давить на то, что Путин слабак. Только так можно достучаться. 2-я: 30% понимают, что все не так, но как изменить не знают и абсолютно не верят в выборы. Политически деморализованы. 3-я: 10% многое понимают и готовы слушать. За 2-3 разговора по 15 минут начинают сами здраво вслух рассуждать. За 3 года из 50 примерно человек 3-5 агрессивно реагировали, 1 написал донос.


* Имена некоторых читателей изменены

**По результатам опроса, у 43% читателей «МО» остались близкие, поддерживающие войну с Украиной. 28% порвали все отношения со сторонниками полномасштабного вторжения. У 27% есть коллеги, выступающие за боевые действия. 2% сами поддерживают войну (от них не было письменных ответов). В опросе приняли участие более 20 тыс. человек.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Автор одиозных постов Медведева в Telegram оказался собственником квартиры за 105 млн рублей